Feb. 26, 2015
15:06

Жизнь после жизни. «Там»

Честно говоря, в свои неполные тридцать лет я стала часто задумываться о том, что ждет меня после cами понимаете, чего. Можно, конечно, смеяться над этим фактом, говорить, что слишком рано задумываться и не стоит настраивать себя на такую негативную волну - или позитивную: ведь никто не знает, что будет «там», после нашей смерти, и возможно, меня ждет самый настоящий рай или ад.

Не будем скептиками, атеистами или агностиками. Мы живем так, как хочется нам и часто поступаем вразрез с библейскими законами. Большие грехи, малые, совершенные по наитию, желанию или случайно — неважно, главное, что ты делаешь ошибки, за которые следует либо прощение, либо наказание.

За свои почти что тридцать лет я поняла, что такое эгоизм, желание сделать хорошо себе, другим — ровно так же, как и умение сделать этим «другим» плохо. Обидеть словом, делом, закрыть глаза на чужую беду, пожалеть себя, а не кого-то иного. Оболгать, соврать, не договорить, вообще промолчать. Совершить первородный грех, не почитать отца и мать свою, не слушаться мужа и перечить ему. Завидовать. Злиться. Поддаваться страстям. Надо ли перечислять все, что вы и так знаете?

Просто есть те люди, которые живут во грехе, но наслаждаются им, те, кто совершают плохие поступки, но каются и мучаются совестью, и те, которые живут праведниками, не поддаваясь ни на уговоры нечистого, ни на собственные желания — их у них, плохих, просто нет совсем.

Есть много людей, которые пережили клиническую смерть и, вернувшись в свое тело и земную жизнь, рассказали о том, что они видели по ту сторону. Причем, никто не может ни доказать, ни опровергнуть то, что с ними произошло, но рассказы очевидцев либо сквозят яркими деталями, свидетельствующими о жизни после жизни, либо говорят о том, что «там» ничего нет. Темнота, пустота, забвение, кости, которые гниют в земле и тишина. То есть есть у нас только то, что мы сейчас, а потом ничего не будет.

Клиническая смерть и варианты жизни после

Буквально сегодня я смотрела передачу, в которой показывались очевидцы потусторонней жизни, мира, в котором есть все, о чем «предупреждает» нас религия. Они были разными — людьми творческих профессий, которых обвинили в «якобы» желании и умении приукрасить свои рассказы о пережитом, и простыми людьми, но тем не менее, хорошо обрисовавших картину того, что они видели за чертой.

Одним из таких людей была актриса Наталья Андрейченко, которая перенесла клиническую смерть, и очень живо, даже весело рассказывала о том, что видела. То, как висела над потолком и осознавала происходящее, что ей было несказанно хорошо «освободиться» от бренного тела — замученного, тяжелого, старого, хотя на момент клинической смерти ей было всего 24 года. О том, что она за эти минуты и секунды видела, чем занимается ее мама в другой стране, то, как переживает отец, сидящий за стенкой. И когда врачи вернули ее с того света, Наталья Андрейченко подумала: «Ну вот, я снова в тюрьме».

Надо сказать, что знаменитая «Мэри Поппинс» пережила это не только в молодом возрасте, но и находясь за порогом «нормальной» жизни: она не вынесла испытания славой, стала много пить, уходить в запои. Второй раз Наталья оказалась между землей и небом после автокатастрофы. Зная то, что ее ждет там, какое это благо и освобождение, возвращаться она не хотела, но мысль о том, что второй супруг так и не успел усыновить мальчика, она решила продолжить начатое.

Самое главное в ее рассказе не то, что она пережила и как ей было тяжело возвращаться, а то, какой она вернулась после этого: в первый раз актриса бросила пить, вышла замуж, а во второй стала искать смысл жизни в тибетской философии. Получается, что обе ее клинических смерти сделали ее жизнь на земле лучше?

Другая сторона бытия после

Была на передаче и вторая женщина, далеко не знаменитая — простая, как мы и я. У нее с детства маленькое сердце, по размерам, и хотя она немного прокачала его, нагрузки не сильно помогли: пять клинических смертей, две комы и куча ситуаций, в которых она была на грани между. Но меня больше всего поразил ее рассказ о том, что происходило с ней в момент разделения реальностей.

Во-первых, она сказала, что умирать — это больно. Честно говоря, я даже опешила от этого признания, ведь женщина говорила не о муках физических, связанных с перенесенной травмой или чем-то еще: она говорила о состоянии смерти, в котором ощущала дикую боль, как будто бы каждая клеточка ее тела разрывалась, дикий холод, которого раньше она не ощущала даже в сильный мороз — как будто этот «переход» и водоворот воздуха вытягивал ее в буквальном смысле из тела.

Только потом боль закончилась мгновенно, будто бы ее кто-то выключил. Она витала над потолком, видела свое тело, но ощущала невероятное спокойствие. Даже думала обо всем происходящем, как будто читала книгу: ровно, без вспышек, скачков. А потом был длинный коридор без пола, потолка, стен, в котором видела женщина таких же, как она сама. Видела и знала, что должна встать в эту очередь и ждать...

Видимо того, как решится ее судьба. Но при всем этом она сказала еще вот что: самым невероятным, невозможным, всепоглощающим было то ощущение сумасшедшего счастья и блага, при котором женщина понимала: ее здесь принимают такой, какая она есть.

Вы знаете, это только две истории из тысячи других, которые рассказывают люди, побывавшие за порогом жизни, но вернувшиеся в этот мир. Сложно сказать, фантазия это или реальность, даже учитывая то, что я верю в жизнь после смерти, в существование Рая, Ада, Господа Бога и его всепрощающей любви.

Но почему же каждый из этих людей воспринимает жизнь после — по-разному? Ведь показания сходятся редко, и то — лишь в общих чертах, а не мелочах. И даже если отбросить их фантазии, богатый язык, метафоры — все-равно это как минимум странно.

Анна Борисова рассказывает о том, что бывает с нами «Там»

Неполный, но довольно ясный ответ на этот вопрос я получила, когда прочитала книгу Анны Борисовой «Там», вышедшую в 2008 году. Это современный автор и многие предполагали, что ее имя — псевдоним, даже очередной эксперимент Бориса Акунина. Так оно и вышло: спустя несколько лет автор признался в этом.

Мне эта книга попала в руки в качестве подарка от девочки, с которой мы долгое время общались. Попалась — и тут же захватила, как будто заворожила.

Сюжет романа разворачивается вокруг происшествия в аэропорту. Вернее, вокруг террористического акта, совершенного мусульманином Мусой в шахидском поясе. В круге «ада» с ним оказываются много других персонажей: заказчик взрыва — Ястреб, два миллионера — Колыванов и Губкин, его собака Кузя, темнокожая проститутка Гражина с ребенком Джулианом, бармен Влад Гурко, женщина по имени Анна, сидящая за стойкой, манчжур Шин Вада, молодожены Жан и Жанна.

На каждого из этих персонажей «заведена» своя глава, в которой автор подробно описывает то, кем является этот человек, какой жизнь живет, как поступает, его детальные грехи, и вера в то, что будет после смерти. У каждого она своя, и в итоге мы видим 11 разных глав и историй, которые соединятся воедино в двенадцатой.

Сразу после того, как Кузя, собака, ринется к столу, где сидят Муса и Ястреб, зарычит, чем повергнет в шок исполнителя и заставит его нажать на кнопку...

Следующая пачка откровений — это короткие главы, описывающие то, как каждый герой книги чувствует и понимает свою смерть. Что происходит с каждой клеточкой тела, сердца, мозга участников этого трагического события, произошедшего в аэропорту — как будто бы подготовка читателя к самому основному «блюду».

Что же будет после?

Сначала очнется женщина Анна тридцати восьми лет от роду. Она не особенно верит в Бога и загробную жизнь, но зато знает, что так просто никуда и никто не исчезает. Именно поэтому, когда она наконец-то осознает происходящее, на помощь в женщине придет ее умершая бабушка и подруга, которые помогут немного придти в себя, каждая по разному. Бабушка ласково, подруга — довольно грубо.

А потом появится тот самый Экзаменатор, который заставит Анну прокрутить всю ее жизнь в бешеном темпе снова и снова. Чтобы она поняла что-то важное, основное.... И она найдет его: в тот вечер, когда расстанется со своей больной любовью и захочет выпить упаковку таблеток в ванной. Захочет, но потом выбросит их в унитаз.

На это фильмография прервется, Экзаменатор исчезнет, а растерянная Анна побредет по дорожке к заброшенному домику сколь туман.

Потом очнется Жан — все по той же теории, когда ты витаешь под потолком и смотришь на себя свысока. Вот он лежит в раскоряку, а возле его тела бьется в истерике Жанна. Вот он уже куда-то летит, сопровождаемый его бывшим одноклассником Пьером, а потом появляется какой-то огненный шар, напоминающий волшебный фонарь, транслирующий кино. Да, так же, как у Анны почти....

И так же, как она, просматривая свою жизнь, Жан должен был углядеть в ней что-то важное: тот вечер, когда он впервые и за долгое время изменил своей любимой с другой женщиной. А потом нашел ее, сидящую на ступеньках у его квартиры и произнес ей слова любви. Самое острое, стыдное и непоправимое чувство и дело, которым он все испортил...

Очнется и Кузя, который сначала ощутит острую тоску по хозяину, а потом увидит стаю других собак, задорно приглашающих его присоединиться к событиям в подворотне. Оглядится и Ястреб, которого давно, еще в прошлой жизни звали Тариком: он будет всеми силами стремиться к всепоглощающей черноте и темноте, но не сможет увидеть ее воочию. Только ужас, страх, безысходность, какие-то неясные картинки, где он мальчиком закрашивает черным фломастером все картинки в раскраске...

Очнется Колыванов, который при жизни был мерзким гадом и так же умер: с обезображенным лицом и телом, но не потерявшим собственной злости. Сначала даже ужаснется происходящему, захочет мать позвать, а потом сам себе рот закроет: вдруг явится к нему старушка, которую он собственноручно за квадратные метры в ванной прибил? Лучше уж без нее.

Явится в другой мир и Муса, который подорвал зал аэропорта, но без страха и сомнения, потому что знает он, что ждет его впереди воскрешение в тенистом месте. Мрак должен рассеяться, появится умиротворение, послышится сладкоголосая музыка и явятся к нему посланники: либо Шайтан, либо ставленник Сета, и второй, скорее всего, победит: не зря же он свою жизнь отдал, как правоверный мусульманин?

Очнется и маленький Джулиан, который воспримет происходящее, как игру, а потом увидит смешного Микки Мауса, который предложит ему пойти по дороге и выбрать одну из нескольких тропинок. Они все одинаковые, но на каждой лежит по разноцветному перу, красивому, и нужно ведь выбрать только одно — и Джулиан потопает по той, на которой заметит сизое перышко.

Его мать, проститутка Гражина, от ужаса не сможет придти в себя, потому что ко встрече со Всевышним она не готова: слишком очевиден ее грех. Потому то и заберет ее с собой не Ангел-хранитель, а Бес, с лицом выпившего сантехника, который потащит ее чуть ли не силой. Потащит туда, где будет ждать ее Ангел другой, с книжкой, в которой записаны все ее хорошие дела, а Бес вытянет на свет книженцию грязную, где запечатлены ее прегрешения.

Если дело было хорошим, то страница книги светлела, если плохим - темнела. На одном прегрешении остановились Ангел и Бес особенно, потому что было оно очень черным, но сделанным во благо другого человека. Там, где работала Гражина, существовал закон: не воровать, не заниматься сексом на стороне, не влюбляться, но ее подруга нарушила запрет, а об этом узнала главная по «офису» Аманда. И утопили бы Сюзи, как и ту девочку-азиатку, в черной жиже болота, связанную по рукам и ногам, если бы не подлила Гражина Аманде в сок несколько капель яда...

Перевернулась страница, сделалась она светлой. Но общее количество темных в ее жизни было большим, а потому повел ее по дороге не ангел, а Бес.

Очнется и Александр Губкин, который свято верил в Бога и знал, что после смерти будут ждать его «мытарства». Что Ангел, который встретит его у ворот, накинет на него столько белых хламид, сколько совершил он в жизни благих поступков, но сдерут их с его плеч бесы за не богоугодные дела, когда будет он подниматься к облакам.

Так и случилось: сначала прошел он первый пост, где наказывали за празднословие покрутили его бесы, да отпустили. Не то что вон с того уже голого человека кожу содрали да вниз скинули. Нечего боятся Губкину, болтливым он при жизни не был. Второй пост — мытарство лжи, где содрали с кинолога только одну хламиду, за мелкие обманы. Третий — клеветное место, вообще без потерь миновал Александр, а вот на четвертом задержался. Тут с него две хламиды за чревоугодие сняли, за то, что на Масленицу блинов много кушал да колбасу докторскую частенько.

Пятый пост тряс прибывших за ленивость. Наказали тут Александра за то, что к учению нерадив был, что институт бросил, что любознательным не был. Что даров не искал, которые ему от Бога заложены были. Но и без особых потерь пост преодолел Губкин, не самый грешный, как некоторые, что и до четвертого поста не долетели.

Содеянные кражи и шестое мытарство прошло без задоринки. Восьмое — лихоимство, тоже обошлось без потерь, так же, как и девятое, где судили за неправедный суд. Десятый пост, где за зависть обирали, стоил Александру двух хламид: за то, что тем, у кого голос хороший, завидовал, и за то, что своему сослуживцу за красоту завидовал.

Одиннадцатый пост испытал его и на гордыню не нашли ничего, и на тщеславие тоже не вышло, и на непочтительность к матери и отцу. Тут вообще ничего не взяли, ибо Губкин рос в детском доме и родителей своих не помнил. В общем, много постов они благодатно прошли с Ангелом, пока не добрались до малодушия: тут у Губкина не слишком много одежд было, а грехи водились.

Например, то что он свою бывшую Наташку не отговорил от аборта — за это последние десять хламид содрали черти и хотели еще и кожу содрать, но Ангел накинул свою хламиду на плечи Александра и повел его на последний пост. Там, где веру испытывают: но то ли сомнения Губкина были не такими сильными, то ли заступничество оказалось хорошим: ободрали с него только ангельскую хламиду да немного когтями поцарапали. А дальше только свет....

Очнется и Влад Гурко, который превратится в какого-то страшного упыря, болтающего на непонятном языке, и Шин Вада, верящий в свои прегрешения...

Каждый пройдет эту огненную полосу и каждому из них воздастся по вере его, ибо самая главная мысль книги с тобой случится то, вот что ты веришь.

Постсриптум вопрощающий...

И знаете, это оправдывает многие разнящиеся между собой разговоры о жизни после смерти, о коридорах, свете, темноте, Ангелах и Демонах... Потому что каждый видит и будет тем, кем он был при жизни. Грешил и знал, что решит, боялся получай наказание, верил, что все твои дела праведные - получи прелестных нимф и музыку вокруг. Не согрешил вообще, потому что не успел — и станешь ты Ангелом небесным, а провел жизнь, как последний козел пригласят тебя прислуживать в Аду.

Я не буду говорить вам, чем закончится эта книга. Намеренно упущу следующие главы, которые в красках расскажут вам финал истории каждого ее героя. И потому советую вам прочитать ее от корки до корки. Может быть, вы не откроете для себя много нового, но зато остро почувствуете, что то, что сидит внутри вас, хотя и тщательно прикрывается разными причинами, обязательно обнажится после.

И об этом стоит подумать больше всего на свете.

Автор: Ольга Урбан (2302.2) 2900 0
Добавить в избранное
Подружиться с автором
Комментарии (7) Написать комментарий
  • Алена(451.8) Feb. 26, 2015, 19:56 # 1
    Тяжелая тема, конечно Сама иногда задумываюсь о том, что будет Там. И согласна с Вашей мыслью, что каждый это "Там" почувствует по-своему. Книгу почитаю обязательно.

    П.С. Первый раз слышу, что умирать больно...
    • Ольга Урбан(2302.2) Feb. 26, 2015, 20:09 # 0
      Меня это тоже напугало очень. Конечно, это только то, что пережила она. Может, все-таки болезненные ощущения были связаны с ее состоянием, а не моментом выхода из тела. Но страшно..........
  • Марина(1815.8) Feb. 27, 2015, 14:59 # 1
    Спасибо за посыл, как раз мучаюсь без хорошей книги, поэтому не стала читать дальше!

    Меня на пороге смерти "поднимало-поднимало"как на волне к чему-то темному, доброжелательному, но и строгому. Я знала, что решается моя судьба, что возможно, я уйду навсегда. Но меня быстро рассмотрели, сказали "не готова", даже так - "не годится" и скинули. Не очень-то церемонились. И дали пару важных установок, на что я боязливо отвечала "да-да, конечно"
    • Ольга Урбан(2302.2) Feb. 27, 2015, 15:25 # 1
      Она очень легко читается! Правда, давно это было - в 2009 году, но я ее потом перечитывала еще один раз.

      Как-то я совсем забыла о том, что и ты подобное пережила.
      • Марина(1815.8) Feb. 27, 2015, 16:46 # 1
        Спасибо, скачиваю уже! Я и сама не знаю, что я пережила, Оль. Под потолком не висела, это точно Но знаю, какое тревожное ощущение - умирать в одиночку. Всегда в одиночку. А возвращаться в тело, где все болит, все-равно было неохота.
        • Ольга Урбан(2302.2) Feb. 27, 2015, 18:04 # 1
          Похоже на рассказ Натальи, актрисы - мол, что я буду делать там, в этом теле? Наверное, по сравнению с земной оболочкой, духовная такая ... здоровая?
          • Марина(1815.8) Feb. 27, 2015, 23:17 # 1
            Точнее - вечная, причастная к самым главным тайнам бытия. Даже обидно как-то...вот-вот я все постигну и нате вам, идите, откуда пришли. Но я так думаю, я незрелая еще была, и меня отправили дозревать. Как фрукт.

Похожие посты


July 31, 2014
20:00
Хрустальные отношения. Часть 2. Уступая предопределению

Люди устают жить - в итоге устают, тогда они становятся такими как есть на самом деле. Но сама мысль о том, что жизнь не приближает, а приближение смерти раскрывает истинную суть души, кажется абсурдной. Что такое жизнь, если ее сила и торжество - только отдаляет?! И все ли подчинены такой связи: смерть - приближает, а жизнь, бьющая ключом - отдаляет?

Однажды...

Это был совсем не выбор - я согласилась с таким течением времени и судьбы, а на столе появилась бумага. Та самая - без дат, без ...

Читать далее
Автор: Анна (598.1)
2880 0 24
Oct. 27, 2014
14:30
Рок-музыка и Космическая грусть

Моя вера, так долго и мучительно вызревавшая, приобрела, как мне кажется, более четкие очертания. Нет, я так и не вступила в евангелистскую свободную (сборную) церковь. Не принимает моя душа компромиссов, ведь я была и осталась православной, с присущими нам покаяниями, молитвами и постами, с православными праздниками.

Моё официальное «обращение» не состоялось, и на этом я успокоилась. По-прежнему хожу в свою уютную церковку, где собираются христиане самых разных национальностей и конфессий, но отношения свои с ней я так и не «узаконила ...

Читать далее
Автор: Марина (1815.8)
3371 0 17


Новое
Автор: Катя Поликарпова (1.0) Nov. 7, 2015, 16:41 Пришла))